Приз памяти Алексея Колегова - Берингия – гонка Камчатки

Приз памяти Алексея Колегова

Эта номинация была разработана и учреждена по поручению губернатора Камчатского края Владимира Илюхина. Премия будет носить имя Алексея Колегова – оленевода из Тымлата.

«Алексей Спиридонович послужил прообразом для этой номинации. Он стал ярким примером сохранения и поддержания традиций ездового собаководства на Камчатке. В 2006 году Алексей Спиридонович в возрасте 70 лет прошел всю гонку на камчатской традиционной нарте и пришел в Оссору первым, опередив даже тех, кто шёл на модернизированных нартах», – рассказала Валентина Броневич, заместитель председателя правительства Камчатского края.

Оргкомитетом «Берингии 2016» создана рабочая группа, которая разработала положение о вручении ежегодной премии «За верность традициям Севера».

«Группу возглавила Валентина Тадеевна Броневич, заместитель председателя оргкомитета «Берингии 2016», человек который знает и о Севере, и о его традициях. С её участием был разработан порядок определения номинантов и порядок выявления победителей», – рассказал Алексей Войтов, заместитель председателя Правительства Камчатского края, председатель оргкомитета «Берингия 2016».

Согласно положения номинантами на премию станут те каюры, которые пройдут гонку на нарте, изготовленной традиционным способом коренных малочисленных народов Севера России. Еще одним условием станет отсутствие нарушений, установленных Положением о гонке «Берингия».
Победители будут определяться из числа номинантов. Те, кто покажет наименьшее время прохождения по сумме всех этапов гонки, пройдя их на традиционной нарте, станут обладателями первой, второй, третьей и т.д. денежной премии.

«У этой премии уже появился свой личный спонсор Банк ВТБ24, предоставивший призовой фонд для этой номинации – один миллион рублей. Победители получат денежное вознаграждение, согласно занятым местам», – сообщил Алексей Войтов. – «Эти деньги каюры получат вместе с теми призовыми, которые они завоюют в основном зачете».
Всего же, Банк ВТБ24 выделил на проведение и организацию гонки «Берингия 2016» три миллиона рублей.

Спонсор премии

Историческая справка

Описание собачьей нарты по материалам путешественников и исследователей XVIII-XX вв.

1. Исторические сведения:

Собачья упряжка на Камчатке – самый удобный вид транспорта. Там, где не пройдёт  олень, где увязнет в глубоком снегу  лошадь, легко пробежит юркая ездовая лайка. К тому же, собаки никогда не заблудятся, и всегда обойдут «линзу» — водяную ловушку, скрытую под снегом. Поэтому коренные народы полуострова с незапамятных времён использовали собак для доставки грузов, поездок на охоту,  и в гости в соседние сёла.

Первые сведения об использовании собак коренными жителями Камчатки в качестве средств передвижения мы получаем из сказок Владимира Атласова. Зимой камчадалы широко использовали собаку как ездовое животное, запрягая собак в изящные санки оригинальной конструкции. Расстояния между полозьями у всех камчадальских санок были одинаковыми, поэтому собакам трудно было тащить по рыхлому снегу только первые санки, а последующие шли уже по проложенной колее. Собаки не глубоко проваливались в снег. Самым лучшим месяцем для езды по насту был март. С. П. Крашенинников свидетельствует, что «собаки у камчадалов за такой же нужной скот почитаются, как у коряк оленьи табуны, а в других местах бараны, лошади и рогатый скот: ибо они не токмо ездят на их как на лошадях, но и платье по большей части из их кож носят».

К. Дитмар «Поездки и пребывание в Камчатке, 1851-1854 гг.»

В середине 19 века Карл фон Дитмар застал еще в бездорожной Камчатке у камчадалов легковые санки. Вот их описание: «Сани имеют в длину 7 футов, в ширину (между полозьями) 4 фута. Полозья при возможности делаются несколько гибкие и снизу обкладываются китовым усом для большей гладкости; но на обыкновенных санях этой обложки нет. На этих двух полозьях поднимаются по две стойки, поддерживающие корзину в 9 дюймов шириной и в 3 фута длиной, боковые ее края загнуты кверху на 4 дюйма, а перед и зад доходят по пояс седоку. Высота сидения (корзины) равна обыкновенной высоте стула: она покрывается медвежьей шкурой.

Лыжи, когда ими не пользуются, прикрепляются с боков саней – к стойкам». «Ездок сидит верхом на санях, но, приобретая навыки, — и сбоку их. Привычные камчадалы часто ездят даже стоя, поставив левую ногу на полоз, а правую – на лыжу, которая тащится возле полоза и параллельно ему. Поводов совсем  нет; поэтому всякий ездок держит в руке необходимый  оштол».

С. П. Крашенинников, «Описание земли Камчатки», 1755 г.

Санки, по их (по ительменски) «Шежхед, делаются о двух копылах. Копылья гнутся из кривого берёзового дерева, наподобие раздвинутого циркуля, вышиной в три четверти, а расстояние между ножек в низу на пол-аршина. На каждом копылье в изгибе проверчены по две дырочки. Ножки у них близ нижнего конца зарублены, а на самом конце вырезаны. Сквозь помянутые дырочки продеваются в оба копыла тоненькие батожки, которыми оныя связываются, расстоянием на аршин между собою. К каждому батожку приплетается ремнями другой батожок равной длины и толщины. Передние концы оных батожков с задними так крепко стягиваются ремнём, что с обоих концов становятся дугою. Вдоль по батожкам привязываются лучки вверх рожками один от другого на четверть и меньше. Рожки у помянутых лучков зарублены, за которыми зарубки прикрепляются оныя к ремням, коим концы батожков стянуты. По концам батожков кладутся поперечные палочки, и увиваются ремнями. Таким образом,  оснуется решётка, которая бывает наподобие долгого глубокого и узкого лотка, длиною аршина полутора и дол, а шириною в пол аршина и уже. Полозье, на  которое ставится объявленная решётка, длиною бывает четвертей в 11, шириною вершка в полтора, а толщиною едва в полдюйма. В тех местах, где стоят копылью, оставляются горбки, к верху вострые, а в средине прорезанные, на которые поставленное копылье привязывается продеваемыми сквозь прорезанные горбки и к зарубкам на ножках копылья находящимся прикрепляемыми ремнями. Головки у полозья бывают не круты, но отлоги, и по концам вместо вязка поперечною палкою перевязаны.

Санки по Камчатски называются «Шежхед», копылье «Ошод», алаки «Тенаун», потяги «Игошежид», узда «Куйгулы» и побежник «Конопошана».

Г. В. Стеллер, «Описание земли Камчатки», г. П-К, 1999 г.

Обычно ездят (ительмены) в санях на собаках. Езда на нартах при обилии гор, глубоких долин и густых лесов не особенно удобна и утомляет ительменов-подводчиков сильнее, чем везущие сани собак: двоим постоянно приходится бежать рядом с собаками…

Камчатские сани так хорошо приспособлены к силам собак и к характеру гористой местности, что лучшего ничего не смог бы придумать даже самый искусный механик. Сани сооружаются, по-видимому, по принципу анатомического строения человеческого тела. Верх их образуется продолговатой полой корзиной, состоящих из одних гнутых жердей и двух тонких длинных палок, к которым эти жерди крепко привязаны ремнями. Этот остов со всех сторон обтянут ремнями и чрезвычайно гибок и прочен. Если даже одна из жердочек сломается, ремни не дадут корзине распасться…Эта корзина привязана к двум копылам, или изогнутым в дугу деревяшкам, которые в свою очередь, прочно прикрепляются к полозьям саней. Полозья имеют в толщину не более одной трети вершка, общий же вес всех саней не превышает 16 фунтов.

Несмотря на то, что их структура  очень тонка и гибка, подобные сани отличаются прочностью совершенно изумительною.

Штреккер Л. Собаководство на Камчатке в начале 1920-х гг. (перевод Л. Абрамян) / Л. Штреккер, И. Сванберг // Пятые Международные исторические и Свято-Иннокентьевские чтения «К 270-летию выхода России к берегам Америки и начала освоения Тихого океана (1741-2011)» : материалы : 19-20 окт. 2011 г. — Петропавловск-Камчатский, 2012.

Собачья упряжка (hдjeken — на эвенском, в соответствии с записями Бергмана, ср. hejekti (4)) эвенов в 1920-х гг. была абсолютно идентичной с упряжкой ительменов. Зимой, когда было очень холодно, полозья нарт намазывали теплой или холодной жидкостью (часто мочой), чтобы они покрылись льдом. В летний период собачьи нарты вместе с оленьими помещались на деревянную подставку и укрывались соломой. Часто собак впрягали в оленью нарту. Если передняя перекладина на оленьей нарте, к которой прикреплялся ход, была изогнутой, как на собачьей нарте, было намного удобнее бить по задним копытам оленя.

Собачья упряжь эвенов была того же типа, как и более простая из двух моделей, найденных у ительменов. Эвенский информант Бергмана никогда не слышал об упряжи, в которой поводья лежали поверх спин животных. Поскольку собаками обычно управляли без поводьев, это утверждение может быть расценено как ответ на один из вопросов Виклунда. Материалом для поводьев всегда служила грубая шкура — тюленья или, иногда, медвежья. Обитый железом шест, длиной примерно в 1 м, с ремешком на верхнем конце, использовался и для того, чтобы тормозить нарты, и для того, чтобы подгонять собак. Торможение происходило благодаря тому, что шест втыкался в снег позади второй пары собак, считая с начала; этот метод использовался и ительменами.

В. Н. Тюшов, «По западному берегу Камчатки». Записки Русского Географического общества. Т.37, С-Пб., 1906 г.

Желающий «поставить», как говорят, т.е. сделать себе новую нарту, отправляется в лес (каждый делает обыкновенно сам для себя, так как специальных мастеров нет в селениях, да они и невозможны…), чтобы вырубить гладкую (прямую) берёзовую лесину. Из этой лесины (одной или более) вытёсываются полозья, варжины, бараны, копылья, вязки, подушки (последние из-за своей величины уже всегда из другой лесины).

Полозья вытёсываются длиной от 15-17 четвертей, шириной в ладонь, толщиной в два пальца. Передние концы их загибают н «бале». «бала» — это деревянный дугообразный загнутый кусок дерева, шириною также в ладонь и толщиною в руку и толще. К такой «бале» полоз привязывается с конца ремнями в её выгиб и в таком положении сушится для придания известной кривизны.  Копыльев в нарте бывает или 6, или 8, по три и по четыре с каждой стороны. По числу их пар нарты называются: «тройка», или «трёхкопыльная», и «четвёрка», или «четырёхкопыльная».

Копылья сочленяются с полозом при помощи конического зуба на своём нижнем конце, вкладываемого в соответствующую вырезку на полозу, крепко притягиваясь сверх того полозу ремнём кинаром (кинар – множественное число — кинарья). Противустоящие копылья соединяются друг с другом круглыми палками суживающимися на концах (веретенообразно), длина которых находится в зависимости от той ширины, которую хотят дать нарте, и называемыми вязками. Для большей прочности в местах прохождения вязков копылья стягиваются ремнями пояском. Копыльев не делают более 21/2 четвертей вышиною, имею в виду устойчивость нарты.

На верхних их концах привязывают длинные (в длину нарты, толщиною 11/2 пальца) палки варжины.

Куторга это ременный переплёт боков нарты имеет значение только как украшение. Нарта такая называется «куторной» и наличность её свидетельствует о большом достатке владельца.

Точно такие же значения имеет и задний баран, редко два, играющие роль  спинки, на которую при езде можно опереться спиной. С такими добавочными баранами нарта называется «ездовой» в отличии от дровянки или рабочей нарты, сзади открытой, чтобы можно было положить бревно, дерево и т.д., иначе задний баран только мешал бы. Передняя часть полоза называется «головкой». К этим головкам привязывается крепко передний или «лежачий » баран своей частью.

Свободные концы его, обращённые к нарте, прикрепляются при помощи длинных и прочных ремней к передней паре копыльев. Ремни эти называются  утугами.

Всё устройство нарты имеет задачей, видимо, вместе с необходимой крепостью достижения известной эластичности или подвижности. Благодаря такому устройству нарта крайне редко ломается, так как для такого повреждения нужно очень большую силу.

В. И. Йохельсон (из неизданной рукописи «Камчадалы», б.г., пер. с англ. Е. Пташинской)

Нарты, которые в ходу у коряков для езды на собаках, того же типа, как те, что используют везде в Северо Восточной Сибири, но в основном среди русских. Эти нарты, с тремя или четырьмя парами вертикальных копыльев, с горизонтальной передней дугой, привязанной к загнутым вверх полозьям, и вертикальной дугой на первой паре копыльев и оплетенные ремнями по бокам и сзади, все ещё в ходу среди современных чукчей и описаны Богоразом. Необходимо добавить, что, тем не менее, наша информация, касающаяся метода запрягания и езды на собаках приморскими чукчами Арктического океана и между мысом Эрри и Восточным мысом ещё не полная. Мы не знаем, каким был первоначальный вид корякской собачьей нарты, но, несомненно, это не были нарты, описанные выше. Древняя камчадальская нарта имела загнутые полозья, как у оленных нарт…Во времена Стеллера на Камчатке уже использовалось два типа нарт; т.е. древняя камчадальская нарта с загнутыми полозьями и современная нарта, завезённая русскими. Как и собачья упряжь, так и восточносибирская нарта, я считаю, в своей основной форме форме имела нарту некоторых местных племён, наиболее похожую на нарту юкагиров, с которым русские ещё сталкивались на реках Яна, Индигирка и Колымы, в конце первой половины 17 века.. Но русские значительно усовершенствовали местный тип и затем привезли его на Камчатку, корякам, чукчам и русским поселенцам на Амуре…Её конструкция, размеры и устойчивость хорошо приспособлены для быстрой езды, для перевозки тяжёлых грузов и продолжительных путешествий, условия, которые не были нужны примитивным племенам Сибири, или нужны менее, чем русским завоевателям, во- первых, для военных кампаний, и позднее для коммерческих перевозок, поездок чиновников и священников и для перевозок научных экспедиций. Для перевозки пассажиров делались длинные нарты, с удобным сиденьем сзади и кабинкой перед ездоком. К нарте, предназначенной для пассажиров, привязывается высокая плетеная спинка из палок и полосок кожи. Я так же считаю, что вертикальная дуга нарты является русским изобретением. Спрыгивая с нарты во время путешествия, чтобы пробежаться или подгонять собак, ездок не должен отпускать дугу. Если он сделает это, собаки, возбужденные чем-нибудь, могут внезапно убежать, оставив ездока одного в дикой местности.

Русские переселенцы, хотя они и улучшили местную нарту и приспособили ее в целом метод езды на собаках к новым требованиям транспортировки, тем не менее, сохранили все особенности, требуемые к местным условиям. Так была сохранена узость нарты, которая необходима, учитывая отсутствие дорог, и ремешки, которыми крепятся все детали нарты. Это придаёт нарте не только прочность, но и упругость, которая даёт возможность нарте выдержать толчки, разбившие бы нарту, если бы она была соединена деревянными шпильками или железными гвоздями.

П. Крынин «Отчёт о рекогносцировочным исследованиям в 1909 году рек Камчатского полуострова: Камчатки, Большой и Авачи», С-Пб, 1913 г.

Нарты представляют из себя сани на двух широких тонких полозьях, напоминающих лыжи, обычно гнутых из тополевых досок, длина нарты около 12 фут, при ширине 21/2 фута; для лёгкости передвижений полозья нарты подшиваются иногда оленьей шкурой или тонкими пластинами, выпиленными из усов кита. На копыльях, на высоте над землёй 6-8, устроен лёгкий настил, служащий для помещения пассажира, который, таким образом, может ехать лишь сидя, будучи защищён с боков ременной сеткой, основанной на тех же копыльях и называемый «куторгой», сзади устроен ряд наклонных обручей, в виде спущенного фордека (прим. фор-де́к. 1. устар. передний навес у коляски, брички.), также переплетённых ремнями и называемых «задними барашками».

Посредине нарты укрепляется «стоячий баран», придерживаясь за который едущий может подняться. Управление нартой происходит с помощью «остола» деревянного берёзового шеста с железным наконечником, упираясь которым то в одну, то в другую сторону дороги каюр даёт нарте нужное направление, помощью того же остола нарта останавливается, особенно когда собаки, почуяв вблизи зверя, несут сани.

Спереди за копылья крепиться «лежачий баран», а к нему длинный ремень «алик», в «алик» с обеих сторон попарно впрягаются собаки, для чего им на грудь надевается «шорка», а чтобы предупредить забрасывание собак в сторону, к ошейнику привязываются цепи, идущие к «алику».

С. Бергман, «По дикой Камчатке», П-К, 2000 г.

Камчадальские сани для собачьей упряжки под названием «нарты» являются гениально построенным транспортным средством за исключением того, что они не имеют хорошего тормозного устройства. Это типичные сани для использования в лесу, и они контрастны по отношению к корякским и ламутским нартам, которые являются санями для тундры… Камчадальские нарты длинные и узкие и очень низкие, предназначенные для того, чтобы змеиться вперёд по непроходимым путям через лес. Но самым курьёзным в этих санях является то, что они не имеют хотя бы одного гвоздя или болта. Вместо этого все составные части связаны ремнями из сыромятной  нерпичьей шкуры. Это делает такие нарты гибкими в любом направлении.

На двух длинных полозьях с каждой стороны нарт закреплено по четыре вертикальных стойки, на которых держится дно нарт и окружающий короб. Передняя арка, которая впереди нарт скрепляет между собой оба полоза, предназначена для того, чтобы отодвигать в сторону кусты и т.п., а также для того, чтобы принимать на себя и смягчать удары о деревья и другие предметы. Вторая арка соединяющая первую пару стоек над нартами, просто является держащей конструкцию этих саней. Это транспортное средство если исключить нарты оленьей упряжки кочевых народов обеспечивает все зимнее сообщение на Камчатке.

Орлова Е. П., «Ительмены. Историко-этнографический очерк», С-Пб, 1999 г.

Ительмены зимой широко использовали собак, как ездовых животных, запрягая их в изящные санки. Расстояния между полозьями у всех ительменских санок были одинаковыми, поэтому собакам трудно было тащить по снегу только первые санки, а последующие шли уже по проложенной колее. Полозья санок, по возможности, обкладывались пластинами китового уса для большей гладкости. На каждом из двух полоз закрепляются по 2 стойки, которые поддерживают сиденье, выполненное в виде корзины. Боковые края корзины загнуты кверху на 4 дюйма, а перед и зад загнуты кверху и доходят до пояса седока. Высота сиденья равна обыкновенно высоте стула, оно покрывается медвежьей шкурой. Лыжи, когда ими не пользуются, прикрепляются с боков саней – к стойкам. Ездок сидит верхом на санях, но приобрёв навыки, — и сбоку их. Поводов нет, поэтому ездок держит в руке остол.

В упряжке  от 8 до 12 собак. За день на собаках можно проехать 30-40 км, кладя в среднем на собаку 16 кг груза. Управлялась собачья упряжка специальной кривой палкой – остолом, длиной 120-130 см с железным наконечником на одном конце и кнутом и кольцами-погремушками – на другом. Остол служил одновременно своеобразным рулём, тормозом и кнутом.

Упряжь состояла из длинного ремня – потяга, который привязывался к нарте. К потягу пристёгивались при помощи костяных кляпиков сбруйки для каждой собаки в отдельности.

Старинная ительменская легковая нарта к XIX в. Исчезла окончательно. В начале XX в. повсюду применялась четырёхкопыльная грузовая нарта, имеющая невысокий задок и 2 дуги, или барана. К передней горизонтальной дугепривязывался потяг. Вторая стоячая дуга привязывалась к передней паре копыльев. Около неё садился каюр и за неё же он поднимал нарту, поддерживал её на крутых поворотах, помогал собакам поднимать нарту в гору. Через стоячую дугу за передний копыл каюр вонзал остов в снег, когда хотел закрепить нарту или остановить собак.

Ительменская нарта очень легка и эластична, т.к. связана тонкими ровдужными ремешками. Изготавливали их из берёзы или тополя. Нарты берегли, часто чинили, и они сохранялись долго.

Кормом для собак в пути служила юкола, обычно горбуша. Её брали в дорогу из расчёта 1-1,5 рыбины в день на собаку. Скармливали юколу за три приёма.

Н. Н. Беретти, «На крайнем Северо-Востоке». Записки Владивостокского отделения Российского Географического общества., Владивосток, 1929 г.

Длина нарты от 2,8 до 4,3 м, ширина между наружными гранями полозьев 53 см, высота от полозьев до вязков в 22-27 см. Нарта делается из берёзы. Полозья толщиною до 6,6 см насаживаются на копылья при помощи шипов и туго притягиваются нерпичьим ремнём. Каждая пара копыльев соединена между собой вязком и стянута ниже и выше вязка нерпичьими ремнями. Передние загнутые концы полозьев прикреплены ремнями к барану, который в свою очередь, притянут ремнями к передней паре копыльев и тем удерживает концы полозьев в согнутом состоянии.

На вязки кладутся доски толщиной не более 1,3 см. Передние концы досок прикреплены к бруску, который в свою очередь прикреплён к барану ремнями. Тонкие бруски, называемые вардинами, привязаны к верхним концам копыльев; вардины, соединённые с досками ременным переплётом, образуют место, куда кладётся груз для перевозки. Дуга, притянутая к первой паре копыльев ремнём, служит для поддержания нарты от переворачивания на кочках и косогорах.

Остол служит для задерживания и останавливания нарты; нижний конец его просовывают сверху одного из полозьев у соединения их со второй парой копыльев и действуя, как рычагом, тормозят, по местному выражению «буровят», держа верхний конец остола правой или левой рукой, в зависимости от того, с какой стороны сидит ездок, по местому выражению «каюр».

Н. К. Старкова, «Ительмены: Материальная культура», XVIII в., 60-е г. XX в., М.

В XVIII-первой половине XIX ительмены пользовались двумя видами собачьих нарт: ездовыми и грузовыми. Нарты изготовлялись из берёзы, как наиболее прочного материала. Занимались этим исключительно мужчины. Делали они их зимой. Согласно описанию С. П. Крашенинникова, В. В. Антроповой частично восстановлен процесс производства саней: «Копылья гнулись из кривого берёзового дерева. Палки кузова, после прикрепления их к копыльям, выгибались путём стягивания ремнями передних и задних их концов, после чего они получали дугообразную форму…Далее привязывались дугообразные пластинки, затем концы палок и пластинок соединялись ремнём. Таким образом сооружался кузов».

К сожалению, указаний о прикреплении копыльев к полозьям нет. Детали нарт скреплялись ремнями из тюленьих шкур, заготовка, обработка и окраска которых производилась заранее. Выделанная кожа использовалась для орнаментации, С. П. Крашенинников по этому поводу писал: «…а тюленьи, которые на платье, обувь или на ремни, которыми санки обвивают, особливым образом красят».

Устройство  ительменской нарты зафиксировано многими авторами. Она состоит  из двух полозьев, передние  концы которых были загнуты и соединены поперечиной. Длина полозьев колебалась от 230 до 250 см, ширина 7,5-9,5, толщина около 15 см в местах скрепления с копыльями. Длина поперечены от 40 до 50 см Последняя служила для привязывания собачьей упряжки и закрепления ремней,  идущих от кузова. На полозьях укреплялись два дугообразных копылья, так что один конец и\упирался в один полоз, другой во второй. Расстояние между копыльями около 70 см, высота их от 35 до 45 см, пределы толщины у полоза от 2 до 5 см, в центре от 6 до 10,5 см. На центр копыльев устанавливался узкий кузов, имеющий форму ладьи с высоким передком и задком. Основу его составляли круто изогнутые на концах палки. Они прикреплялись к копыльям. Кроме того, поперечные крепления их были в виде изогнутых в дугу деревянных пластинок, образующих решётку в форме седла. Все концы пластинок и палок были соединены ремнём. Длина кузова в среднем около 1 м., высота задка и передка 40-55 см. Кроме основных частей, нарта имела ремни или дощечки, связывающие головки полозьев и поперечину с нижней частью кузова и с верхней точкой передка кузова.

Всё переплетение нарты было мягким: отдельные её части соединялись при помощи ремней, пропускаемых через просверленные отверстия, или же просто накладывались одна на другую и скреплялись ремешками.

Старинные ительменские нарты богато орнаментировались. По этому поводу В. М. Головнин писал: «Обыкновенно же украшение собак состоит в чистой отделке всех частей, оныя составляющих, а особливо переднего и заднего козырька или головяшки и задка, которые по большей части снаружи оплетаются ремнями в палец ширины, выкрашенными  в красный  и жёлтый цвет, так что они переплетены в шахматном расположении, и в хорошей чёрной медвежьей коже, которая подстилается под седока шерстью вверх».

В. В. Антропова, подробно описав ительменские нарты, разделила их на три группы: «Первая: оплетение деревянных и кожаных частей узенькими ремешками двух цветов в форме шахматных клеток. Так орнаментировали копылья, ремни, остол и другие части. Вторая: нанесение рисунка, чаще геометрического, в виде клеток, на деревянной части путём снятия тонкого слоя поверхности дерева или краски, таким образом орнаментированы дугообразные пластинки кузова и четырёхгранные палки…И, наконец, третья: нанесение узора краской различных цветов…». Далее автор высказывает предположение о том, что вся орнаментировка саней производилась женщинами, аргументируя это высказыванием С. П. Крашенинникова о женщинах, как «превеликих искусницах» во всяких вышивках и замечанием, что ими производились все пошивочные работы. С этим предположением В. В. Антроповой трудно согласиться. По нашему мнению, орнаментация производилась мужчинами. Это подтверждается наблюдением С. В. Иванова о том, что «труд по производству предметов хозяйства и быта и их декоративной отделке был строго разделён: мужчины занимались изготовлением и украшением изделий из кости, дерева и металла, женщины обрабатывали шкуру и бересту, выделывали ровдугу и покрывали вещи из этих материалов тонко выполненным орнаментом».

Нарты изготовлялись мужчинами, все работы по дереву также выполняли они, по аналогии с современностью нанесение рисунка на деревянные части путём снятия тонкого слоя поверхности всегда производится мужчинами. Они же  в настоящее время сами делают и орнаментируют деревянные части орудий труда и предметов обихода.

И, скорее всего, в прошлом было такое же разделение при орнаментовке предметов быта.

Для более быстрой езды ранней весной полозья нарты обивают листами тонкой жести. Раньше прибивали пластинки из китовых ребер, челюстей или моржовых клыков. Зимой полозья смачивают водой специально для этого предназначенным куском оленьей шкуры, «войданьн», и они покрываются тонким слоем льда, что улучшает скольжение.

Д. П. Логинов «Большерецкий острог», серия «Из фондов музея», ХК «Новая книга, 2012 г.», с.142-144

В отличие от трудяг-дровень (грузовая нарта для дров и др. тяжёлых грузов), изящно сделанная кутарная нарта представляла собой «выездные сани», на которых возили продукты с кошки, ездили за товарами в Гавань и на охоту. Три или четыре круглых поперечены с конусными концами входили в отверстия пары копыльев, которые, стянутые мокрыми ремнями, представляли собой основание каркаса будущей кутарной нарты.

Веслообразные копылья в форме усечённой верхней части пера птицы в основании имели небольшой шишок, который, входя в отверстия на полозьях, вместе с притяжными ремнями, пропущенными через четыре отверстия на них и одно на копыле, придавал нарте устойчивость.

На поперечины, заменявшие вязки, отстоявшие от полозьев сантиметров на 30, накладывали пару тонких досок с отверстиями по внешнему краю, проделанными друг от друга на расстоянии примерно 10 см. Доски прижимали вязками и укрепляли ремнями, шедшими от одного копыла к другому, парному. На концы этих досок для соединения надевали по колпачку с такими же отверстиями, как и на ней, схожему с отрезком полусогнутого плинтусочка с углублением посередине всего лежачего гребня.

Над доской высотою около 20 см, на всю её длину к вершинам копыльев привязывались по реечке, опять же сквозными отверстиями, смежными с доской. Задний колпачок, реечки и края досок, составлявшие стенки нарты, взаимно и зигзагообразно опутывали тонкими ремешочками, пропущенными через их дырочки.

Поверх реечек в задней части нарты, на третьей и последней паре копыльев под косым углом крепили лежачую «баран-дугу», также с дырочками. Просунутые в них ремешки опутывали всю эту конструкцию прежним способом, составляя второй этаж задней и боковых стенок нарты.

Концы передней части полусогнутых полозьев привязывались к такой же поперечине, как и на дровнях, но только более тонкой, и удерживали её от выпрямления накинутым на них передним «бараном». Его концы притягивали ремнями к передним копыльям, это придавало полозьям жёсткость при повороте и прочность при натяжении. За центр изгиба привязывали упряжку сбруи.

Кроме лежачего и переднего к паре разносторонних передних копыльев привязывался так называемы «стоячий» баран, высотой до пояса стоявшего человека, предназначенный для управления нартой. Возле него сидел каюр. Он держался левой рукой за стоячий баран, а правой – за оштол. Им, пропустив наконечником в снег между копыльями, можно было притормаживать или даже останавливать нарту при  надобности.

Длина кутарной нарты равнялась, примерно четырём метрам, ширина – 40, высота около центра изгиба лежачего барана – 80 см, грузоподъёмность – более 15 пудов.

Как дровни, так и нарты изготовлялись из твёрдой берёзы и кожаных ремней без единого гвоздя. Кутарная нарта с ажурным плетением, гибкими полозьями, не имевшая  жёсткого крепления, в пути по неровности была обтекаемой, достаточно прочной, относительно лёгкой, вместимой и совершенной при эксплуатации. Её отдельные части, изящно изготовленные и покрашенные масляной краской в разные яркие цвета, порою представляли настоящее произведение искусства. Такая нарта с разукрашенной упряжкой, оштолом с подцепленными к нему бубенчиками и побрякушками и впряжёнными в эту сбрую сытыми и хорошо вылянившими собаками придавала всей повозке нарядность, а каюру, одетому в меховую корякскую одежду, лихо подкатывающему к чужому двору, важность, вызывая зависть у нерадивых хозяев.

2. Перечень информационных источников, использованных при подготовке настоящей исторической справки:

  1. Бергман С., «По дикой Камчатке», П-К, 2000 г.
  2. Беретти Н. Н., «На крайнем Северо-Востоке». Записки Владивостокского отделения Российского Географического общества., Владивосток, 1929 г.
  3. Дитмар К. «Поездки и пребывание в Камчатке, 1851-1854 гг.»
  4. Йохельсон В. И. (из неизданной рукописи «Камчадалы», б.г., пер. с англ. Е. Пташинской)
  5. Крашенинников С. П., «Описание земли Камчатки», 1755 г.
  6. Крынин П. «Отчёт о рекогносцировочным исследованиям в 1909 году рек Камчатского полуострова: Камчатки, Большой и Авачи», С-Пб, 1913 г.
  7. Логинов Д. П. «Большерецкий острог», серия «Из фондов музея», ХК «Новая книга, 2012 г.», с.142-144
  8. Орлова Е. П., «Ительмены. Историко-этнографический очерк», С-Пб, 1999 г.
  9. Старкова Н. К., «Ительмены: Материальная культура», XVIII в., 60-е г. XX в., М.
  10. Стеллер Г. В., «Описание земли Камчатки», г. П-К, 1999 г.
  11. «Собаководство на Камчатке в XVIII-XX вв. В материалах путешественников и исследователей», сост. Борисов В. И., г. П-К, 2007 г.
  12. Тюшов В. Н., «По западному берегу Камчатки». Записки Русского Географического общества. Т.37, С-Пб., 1906 г.
  13. Штреккер Л. Собаководство на Камчатке в начале 1920-х гг. (перевод Л. Абрамян) / Л. Штреккер, И. Сванберг // Пятые Международные исторические и Свято-Иннокентьевские чтения «К 270-летию выхода России к берегам Америки и начала освоения Тихого океана (1741-2011)» : материалы : 19-20 окт. 2011 г. — Петропавловск-Камчатский, 2012.

Справка:

Аршин – Старинная русская мера длины, употреблявшаяся до введения метрической системы мер (1918 г.), равная 71,12 см.

Дюйм – Единица длины в русской системе мер, равная 1/28 аршина, т.е. 2,54 см (в Российском государстве до 1918 г.).

Фут – единица длины русской системы мер (отменённой в 1918), 1Ф.=1/7 сажени=12 дюймам=0,3048 м.

Фунт – Старая русская мера веса, равная 409,5 г.