Записки камчатского гринго — Берингия – гонка Камчатки

Записки камчатского гринго

Впервые оказавшись среди участников «Берингии», пишу, что увидел. Самое яркое впечатление первых дней гонки – затекшая от езды на снегоходе поясница. Я камчатский гринго. Чужак. Мой сын рожден на Камчатке. Я отец коренного жителя Камчатки. Что узнает мой сын о своей Родине, зависит от меня. Я еду на снегоходе вдоль праздничных трибун в белую тундру – мохнатые собаки и веселые каюры стартуют. Впереди до Тиличиков по GPS-кривой примерно полторы тысячи километров. Нам машут руками вслед и пускают воздушные шарики.

На бегущую упряжку смотреть можно минут пять, потом скучно. Увидеть вблизи гонкующего каюра и не рассмотреть выражение его черного от северного загара лица обидно.

pucshino

В Пущино сугробы. Мальчишки ждут «Берингию», прыгают со снеговых круч, кричат: «Едут, едут!» Заносит упряжки между пятиметровыми сугробами. Первая, вторая, потом долгий промежуток, затем остальные. В Доме культуры поют песни для каюров. В деревне Пущино, где живут сто двадцать человек, праздник. «Виват, Берингия!» Каюры дремлют, и вдруг аплодируют песне про деревенского мужичка – труженика и семьянина.
Детишки местные жадно рассматривают гостей.
Каюр Притчин. В Караге кто Андрея Николаевича не знает? На Камчатке кто Притчина не знает? Вот он проносится мимо и материт собак и снегоходчиков: собак для острастки, снегоходчиков, чтобы близко не ехали, не сбивали дыхание упряжки. Выкрикивает ядреное словцо с хрипом и присвистом. Собаки привычные к голосу хозяина бегут и бегут, а то встанут, замрут статуями.

dogs

Свой подход у каждого. Настя Семашкина, к примеру. Слышу такие слова: «Молодцы, ай умницы! Давайте, умницы, вперед!» Бегут себе собаки по тундре, через чащобы каменных берез, опушки осин-погорельцев, переправы и косогоры.

semachkina

Валера Соколов. По скорости он в середине гонки, по настроению – самый веселый каюр Камчатки. Отец Валеры гонял свою упряжку по тундре. Между Ивашкой и Тымлатом, Карагой и Макарьевским был Валерин отец и почтальоном, и скорой помощью, и инкассатором. Судью возил, товароведа возил, геолога возил. К собакам и сына приучил. Летом они на привязи сидят. А то уходят с хозяином охотиться, рыбачить. Или нерпу бить на зимнее собачье пропитание. Гоняют медведей, зайцев. Одним словом, упряжка – это банда. Валера готовится к старту: на нарте сидит белый щенок-маламут. Обменялся. Поедет маламутик после Берингии домой в Оссору.

malamut

Ночуем у дорожников на N-ском километре мильковской трассы. Всю ночь по головам и животам волонтеров, каюров и писателей ходит черный кот. Урчит… Ездовые собаки сильно не любят кошачью породу. Анфиса Бразалук, каюр из Елизово, сетует: моих котов задрали мои же собаки – подстерегли, загнали и порвали. «Они умные? Собаки?» «Конечно!» Анфиса пока на последних местах. Чего ж так? «Я берегу собак, – говорит Анфиса. – Молодые еще. Обкатываю. Они перегреваются, я останавливаюсь, растираю их снегом». «Как же, – кричу, – а приз – миллионы нынешнего четырнадцатого года, деньги и слава?!» Анфиса смотрит на меня с подозрением – дурак что ли? А-а, хитрец этот гринго! Провоцирует вопросиками. Анфиса искренна со мной как и со всяким: собаки – друзья, люди вокруг – друзья. Нельзя бросать и подводить друга. Тундра не прощает. Камчатка не прощает. Красивое имя у Анфисы. Удовольствие смотреть, как она управляется с упряжкой. Красивая женщина. У нее питомник — почти восемьдесят собак: она катает туристов, учит детей. Она горой за собак. «Победа – значит непроигрыш», – говорит Анфиса.

anfisa

Первыми из тепла выходят снегоходчики, садятся и едут набивать шахну – снежную колею, по которой побегут собаки. Потом на мороз идут каюры. Вой и рев раздается. Псы чуют хозяев – так приветствуют. Или жалуются. Или требуют: скорее, скорее, хозяин, новый сложный этап начинается, впереди Мильково, а ты еле ноги волочишь! Тундровые люди сильны и выносливы как олени. Их собаки – как ноги оленей – натруженные и всегда в пути. Собаки спят на снегу, им снятся цветные сны и сны черно-белые, сны с запахом и сны беззвучные.

Каюр на старте не может удержать нарты. Узнаю. Это Андрей Семашкин. Его собаки-олени так и прут. Они вдвоем с помощником навалились, якоря в пухляк повтыкали – а все равно прут. Вроде смешная картина: валяются двое на снегу, а собаки волокут нарты. Но никто не веселится и судьи смотрят внимательно. Вот выправились, поднялись, стали на позицию. Старт! Полетели семашкинские псы… Семашкины красивая семья: пятеро дочерей. Дом сгорел – отстроились. Завистники появились – пробились. Свою породу выводят – мы шутим, что семашкинскую «собако-оленью». Андрей Семашкин первым идет. Я уважаю этого человека не потому, что он лидер гонки – оторвался на два часа, три, четыре – а потому что он силен как мужчина.

semachkin

За кого я болею в гонке «Берингия»? Как и все, за собак.

Володя Апки заматерел. Помню его в двенадцатом году на Маклалу в Дранкинских ключах. Показывал мне двух кобельков, рассказывал, какие они балбесы, что лезут в драку и всегда получают. Черные такие вислоухие. Где они, спрашиваю. Нету, отвечает Апки… Век собачий короток.

apki

Снегоходчик Серега Шубкин меня почти убил: во мне сто килограммов – я как куль за ним, вторым номером, валюсь с боку на бок на сидении. Виват! Серега вылетел из-за руля на косогоре и по шею зарылся в снегу. Ворчит на меня. Я стараюсь не осрамиться. Теперь мы как в упряжке с ним. Он гонит, я подрабатываю на поворотах, снегоход рычит и зарывается в сугробе. Лежу на полу на стоянке. Поясница горит. Лежу на следующей стоянке – горит. И вдруг прошла на следующей стоянке. Поясница больше не болит.

snow2

Я, камчатский гринго, впервые еду в команде знаменитой Берингии. Мой сын, коренной житель Камчатки, будет гордиться мной.

snow1

Вячеслав Немышев

7 комментариев

    • Елена

      15.03.2014

      Прекрасно! Спасибо за очень душевный рассказ! Именно таких строк всегда ждут те, кто находится далеко, но болеет за Берингию, следит за каждым её днём.

      Reply
    • Иван

      15.03.2014

      Слушайте, какой замечательный рассказ!!!!!! Прочитал на одном дыхании. Фотографии можно было и не ставить)))), автор сам все красочно рассказал))). Настоящий, берингийский, живой…))) Обязательно нужно продолжение

      Reply
    • Вахтанг

      16.03.2014

      Спасибо, Вячеслав. Сразу я по тундре заскучал от Вашего изложения….(((

      Reply
    • Антонина

      16.03.2014

      По больше бы таких рассказов. Что да как на «Беренгии» происходит, между этапами и во время стоянок. В отличии от других поселков у нас в Тиличиках почти нет снега, один лед, да и зима какая то странная. Может «Беренгия» нам снега привезет

      Reply
    • Мария

      16.03.2014

      спасибо за рассказ! умно, весело и красиво)

      Reply
    • Анна

      17.03.2014

      Вячеслав, уточняю, у Семашкиных 4-й малыш — сынок Егорка 🙂

      Reply

Комментировать

(required)

(required)